Thursday, May 18, 2017

от 2 до 9

Неполный практический список детского чтения от 2 до 9 лет, расположенный по мере взросления читателя и записанный по памяти.

  1. Эно Рауд. Сипсик.
  2. Пантелеев. Белочка и Тамарочка.
  3. Зощенко. Леля и Минька.
  4. Тристан и Изольда (пересказ).
  5. Джером К. Джером. Дядюшка Поджер спешит на помощь.
  6. Самсон и Роберто.
  7. Народная книга о докторе Фаусте.
  8. Том "Чародеи" К.Горелова из азбуки средневековья (Роберт-дьявол, Вергилий-чернокнижник и пр.)
  9. Сказки дядюшки Римуса.
  10. Киплинг. Just so stories.
  11. Поль Баньян лесоруб.
  12. Пауль Маар (два первых суббастика).
  13. Ветер в ивах (только линия м-ра Тоуда).
  14. Ханну Мяккила. Дядюшка Ау.
  15. Даррел, Хэрриот, Маршал (говорящий сверток).
  16. Синбад-мореход.
  17. Амос Татуола. Пальмовый пьянарь и его заупокойный винарь. Моя жизнь в лесу тысячи духов.
  18. Руслан и Людмила.
  19. Маклосски. Приключения Гомера Прайса.
  20. Кестнер. Двойная Ева-Лотта, Антон и сыщики.
  21. Бжехва. Пан Клякса (только первая книга).
  22. Вильямс. Мистер Вонючка.
  23. Пиковая дама. Капитанская дочка.
  24. Родари. Сказки по телефону. Планета новогодних елок.
  25. Роальд Даль. Матильда. Мр Фокс.
  26. Лем. Сказки роботов.
  27. Ягдфельд, Виткевич, Гернет. Кукольная комедия и пр.
  28. Хармс. Анекдоты про Пушкина. Голубая тетрадь.
  29. Коваль. Вася Куролесов, Пять похищенных монахов. etc.
  30. Аксенов. Сундучок в котором что-то стучит. Мой дедушка памятник.
  31. Юн и Софус.
  32. Школа в Кармартене.

Thursday, March 9, 2017

חנה יי

Nit gedajge a grejse (ניט געדייגע א גרייסע). Don't worry that much.

Мне тут нравится и непонятная грамматика этого "а грейсе", всё превращающего в существительные. И редко звучащий от моего отца литвакский "ей" (противу ожидаемого украинского "ой").

Sunday, March 5, 2017

eile

  1. Ž.Markevičienė. Ašašnikų ir Kabelių šnektų fonetikos ypatumai: dabartinė padėtis // Žmogus ir žodis. 2001. No.1.
  2. Финкельштейн, Зильберман. Раскопанная Библия.
  3. Vasily Shchedrin. Jewish bureaucracy in late imperial Russia: the phenomenon of expert Jews (1850—1917). [A dissertation of 2010, Brandeis university]
  4. К.Б.Старкова. Воспоминания о прожитом: жизнь и работа семитолога-гебраиста в СССР. СПб., 2006. (К сожалению, составители остановились в расшифровке мемуаров на 1938 году, т.е. на самом интересном месте.)
  5. Иезекиель. (Там есть особое слово для говна — мотыло).
  6. Якирсон. Оцар Сефарад.
  7. Русская народная песня. Неизвестные страницы музыкальной истории. Вып.2. СПб., 2009.
  8. А.Зальцман. Мифологема ожидания выселения евреев [ну и конструкция!] из Ленинграда в начале 1953 г.: по материалам интервью. Это дипломная работа в ПИИ 2014. 29 человек опрошено, взято 4 интервью. Выборка, по моему мнению, ничтожная. Фрагменты интервью интересные, но приводится очень мало. Никакой социологической стороны дела нет, нп, попыток выяснить в каких стратах бытовали слухи. Мысль интервьюировать по этой теме именно евреев представляется мне ошибочной. Полагаю, интереснее всего было бы послушать, как бытовали слухи о выселении евреев именно среди не-еврейского населения. Попытки рационального объяснения природы этих слухов указывают на то, что автор не определился с методологией. Собственно и сам опросник, если уж на то пошло, построен безосновательно. Короче, я хотел бы считать это пробной работой, во время которой исследователь собрал первичный материал, чтобы затем взяться за дело всерьез.
    А если еще подумать, то не стоило ограничиваться строго и кругом тех, кто был в 1953 взрослым человеком. Если исследователь исследует миф, то миф этот до сих пор бытует, как и полагается мифу, из уст в уста, от поколения к поколению. Я, например, сам слышал семейный рассказ о том, что в 1949 пришла повестка, что, мол, евреям приготовиться.
  9. Ну и еще кучу всякого: новый перевод романа "Шоша" Башевиса Зингера, статью М.Кисилиера о цаконской лексике, какой-то переводной роман "Пятый персонаж", все статьи из Балто-славики про "Ятвяжский словарик", илюшинский перевод "Божественной комедии" и т.д.

Wednesday, March 1, 2017

Середина цитаты

Михаил Безродный необъяснимо возводит «Устроиться на автобазу» Гандлевского к «Грешить бесстыдно, непробудно» (Конец цитаты, стр.72). Разочарование приходит в конце, на бесплодности сопоставления развязок: «Да, и такой, моя Россия,/ ты всех краев дороже мне» у Блока и «А не обломится халтура — / уснуть щекою на руле». (Развязка Гандлевского, как кажется, ближе к предпредыдущим строчкам Блока: «А воротясь домой, обмерить/ на тот же грош кого-нибудь».)

Представляется, что у скучных стихов Гандлевского есть ближайший прототип, с которым Гандлевский и спорит — «Литовский дивертисмент» Бродского: «Родиться бы сто лет назад / и сохнущей поверх перины / глазеть в окно...».

Вот там, действительно, можно найти развязку, на которую отзывается Гандлевский: «дождаться Первой мировой / и пасть в Галиции — за Веру, / Царя, Отечество, — а нет, / так пейсы переделать в бачки / и перебраться в Новый Свет, / блюя в Атлантику от качки».

Более сугубо идеологической полемики почвенности с космополитизмом важно чисто синтаксическое следование Гандлевского за Бродским в этом «а нет...», т.е. изложение жизненного сценария с альтернативой.

(Книжку Безродного я, после пятнадцатилетнего перерыва, встретил в районной библиотеке — на столике подкидышей, которых предлагается забирать тем, кто, как я, ленится дойти до абонемента.)

Wednesday, February 1, 2017

зело 1879

Образец рукописного делового шрифта 1879 года. Приводится для образцов начетания букв «з» и «д», довольно редкого.
Если приглядеться, что можно увидеть, что вертикальные элементы заглавной «П» тоже необычные — они соединяются и, очевидно, написаны одним росчерком. Удобно для различения «т» и «м», что первая лесенкой понижается слева направо.

Образец взят из архивного микрофильма: РГИА. Ф.797. Оп.49. Раздел Отделение II/Стол 3. Д.73. 1879 г. Л.2.

Thursday, January 5, 2017

doe

  1. И.Б. Коллекционный экземпляр. Стихи.
  2. Саша Соколов. Газибо итп.
  3. Болотов. Записки. Оказывается в 1740 гг. уже стреляли по силуэтным мишеням из ружья. С нарисованным сердцем, если я правильно понял.
  4. Рада Алой. Короткие воспоминания об И.Б. Там поразительное место нащет "молчаливых красавиц", одной из которых оказывается Лора Степанова.
  5. Ахмед ибн Фадлан. Записка о путешествии на Волгу. О славянах ибн Фадлан пишет дурно, как будто списал всё с ПВЛ (нащет едения суслов и тп).
  6. Воспоминания Фета.
  7. Растительные галлюцинагены (со второго раза более читабельно).
  8. История безумия в классическую эпоху.

Friday, December 30, 2016

21-I-1938



Фотка из альбама на барахолке. Мне ее вырезали. Род войск скрипача я определить не могу. То есть род могу (артиллерия), а звание — нет. Поражает обилие деталей: аккомпаниатор в домашнем халате и скрипач в военной полной форме. Фикус на стуле. Папка нот на рояле и футляр от скрипки на рояле. Велосипед под роялем. Загадочная полоса по низу обоев и резные ножки рояля.

Что там у них происходило 21 января 1938, кроме 14ой годовщины Ленина, не известно.

Monday, December 26, 2016

doe

  1. Stang, Непомнящий, Филин и т.д.
  2. Волынский. Азбука ликований.
  3. Ryan Jones. Empire of extinction: Russian and the North Pacific's strange beasts. 2014. (Хороший обзор географической литературы XVIII в.)
  4. Yurchak, A.: Everything Was forever, until it was no more: the last Soviet generation. Довольно тягостное чтение, фактология не очень точная.
  5. Погожев. Силуэты театрального прошлого. Рецензия.
  6. Ларин. Словарь Ричарда Джемса. Содержит easter egg от публикатора, академика Ларина. На стр. 175 stukolóvka, the knokinge street переведено как улица стукачей. 1959 год на дворе.
  7. Романов. Белорусский сборник. Вып.5-7.
  8. Хэриот.
  9. р. Нахман. שיפורי מעשיות (изд. 1888).

Saturday, November 26, 2016

doe

  1. Хайнлайн. Чужак в чужой стране. (Неотторжимо от Мэнсона).
  2. Э.Сабато. Туннель.
  3. Школа в Кармартене.
  4. Лейбниц. О новом опыте.
  5. Рехтман. Гл. 2.
  6. Дафнис и Хлоя.
  7. Пушкарев. Биография Крижанича.
  8. Романов. Белорусский сборник. (Т.5-6.)

Thursday, October 27, 2016

Рифма и пуант

— А правда, что Иисус был еврей?
— Да, время такое было? сынок, все были евреи.

В этом анекдоте пуант фомируется из устойчивой рифмы («Сколько время? — Два еврея»).

Известны случаи, когда пуант анекдота прямо строиться на рифмовке («товарищ милипискин, шофер не виноват, мы ехали в сосиске и врезались в салат»). Но такой случай представляется более интересным, вроде устойчивых эпитетов у Пушкина, инспирированных французскими рифменными парами.

doe

  1. Ягдфельдт. Кукольная комедия.
  2. Твен. Янки при дворе короля Артура.
  3. Теа Бекман. Крестоносец в джинсах. Про современного мальчика попавшего на машине времени в крестовый поход детей. Вполне развлекательно, но зачем-то содержит яростную голландскую критику католичества с позиций протестантизма. Впрочем, детям это не вполне заметно.
  4. Все романы Во. На русский прилично переведены только Черная беда, кажется, Сенсация.
  5. Boris Karlov. Angecojgene strune. Предисловие В.Черниным написано халтурно и с кучей опечаток. Стихи — другое дело.
  6. Песнь Песней в переводе Скорины.

Sunday, October 9, 2016

Собрание давних басен

ПОЭЗИЯ И ПРАВДА

Однажды некий башнелюб-эротоман
преследовал среди саванн
жирафиху младую.
Улещивал ее на сто ладов,
был даже к брачным отношениям готов;
она же — ни в какую:
«Я-де не башня, я — жирафа, я — маммала!»
Ему ж и горя мало:
«Ах, контрфорсики! ах, фермочки! фасад!
Вы мне желанны».
И барышню довел ведь, гад! —
самосожглась среди саванны.

В чем тут мораль? Мораль тут не нова,
да узрит зрячий:
действительность есть только кружева
под грязным сапогом мечты бродячей.


СУКА И ПОВОД

Прощаясь с Сукой, Поводок
слез горьких изливал поток.
Объятия размыкая,
он говорил: «Друзей переменя,
ты будешь сучечка всё та же без меня,
я ж без тебя — лишь тряпка жалкая какая.

Хотел бы я быть твой намордник, чтобы щёк
твоих и губ твоих коснуться.
Хотел бы я быть блюдце...»

Он говорил и говорил, и говорил, и говорил ещё
всё прочее такого рода.
Все чувства он излил, ни разу не солгав.
А сучечка в ответ лишь: Гав да Гав.

Да-а-а,
такова
уж сучкина порода.


ЭЛАБОРАЦИЯ Г-НА ЛАФАНТЕНА

Ягненка волк любил сильней от часу час
Ягненок ветрен, волк — привязан не на шутку.
Ходил за ним. Берег. Жил, не спуская глаз.
Как пастырь истинный ягненка пас.
И ближе быть хотя — прижал к желудку.

Но близость ведь и ближе есть.
Уста к устам.
И начал волк ягненка есть.
Уже янгенок там,
где органы нутра. Печенка. Селезёнка.

Однако ж волк и так не удержал ягнёнка.


ГОРЛИНКА В СЕТЯХ

Однажды горлинка, резвяся и играя
порой беспечной мая,
во сети паука попала ненароком...
И поведение её ей вышло боком.
Сие да будет же всем грубецам уроком:

Так, горлица моя, играя и резвясь,
во сети паука невольно угодила:
бедняжка мечется — ей во сетях немило;
Паук же, между тем, вещей осмысля связь,
и догадавшись, что за птица
в его сетях, скорей спешит
сретать ея, притом кричит:
Ах! горлинка, ох, чаровница!
Ты по нелепости судеб в моих сетях!

Вдруг горлинка в ответ: Пошел ты на х!
Расставил сети где ни попадя, .....!
..... твоя мать, проклятый ты ...!
Чтоб в ухо тебя слон .......!
и чтоб со всех сторон .....!

То слушая, Паук был изумлен,
он был любитель пенья птиц, из коих в плен
его одна попалася сегодня.
Он выпустить ея желал.
Но бранью этой поражен, сказал:
«Певица, ты ругаешься как сводня!
Грубее дятла ты, и тучного клопа!
Так и людей не обругается толпа!
Такого и червяк не скажет слова,
когда его попрал ботинок рыболова!
Я выпустить тебя всего хотел,
но, право, слушая, оторопел...
Нет, вижу я, урок тебе, певица, нужен»
— сказал паук.

И принялся за ужин.


БАСНЯ О ПРЫЩАХ И БЕССМЕРТИИ

Однажды, плавая в рассоле, корнишон,
был отвлечен от философских размышлений,
быв извлечен и надкушон.
Вот так
не состоялся гений.

Мораль:
Прыщи для щастья не помеха.
Но всё ж и не залог успеха.


БАРСУК И ШВАБРА ОСЬМИНОГА

Был Осьминог прижимист, тороват
и при осьми ногах дела легко бы мог бы ладить,
и, будучи купцом, давно б уж был богат,
да только у него был брат
(Барсук). И брат
сумел ему подгадить.

А надо вам сказать,
что Осьминог был душечка — такой чистюля:
грязна кастрюля — вымоет кастрюлю...
И пол любил он подметать.
Для этого имел он швабру.
Читателя таскать не стану я за жабру
в намереньи нелепом объяснять,
что «швабра» есть предмет для чистки полу...
Легко глазницы опустивши долу
читатель швабру сам узрит.
Поскольку швабры узнаваемы на вид.

Так вот, Барсук (а если кто из вас
вопросом «швабра — вас из дас?»
прервет рассказ,
отвечу я, что швабра [это слово
пришло из франкских языков]
не тоже, что «ремень», не тоже, что «подкова»)...
о швабре смысл таков —
хотя на вид она напоминает бровь,
но в Осьминоговых руках плясала
всю пыль собою подметала
(для этого она и служит нам не мало).
Однако же вернемся вновь
к рассказу, прерванному этой самой шваброй,
которая...

и так далее до потери пульса.


ПОПУГАЙ И КОРАБЛЬ

Раз попугай, раскашенная птица,
бия крылами, пролетал близ корабля.
Дерзнув на рею опуститься,
он закричал: «Чего ты для
стоишь как увалень, на месте?»
Хоть он спросил без слова лести,
корабль ему не отвечал
затем, что корабли безмолвны.
И точно такожде — причал,
канат, барометр, астролябия и волны.


БАСНЯ ОБ АВТОРСКОЙ РЕШИТЕЛЬНОСТИ

Не буду воду лить, не буду лить елей,
а сразу перейду к морали.
Решительность есть матерь пиздюлей.
Зачем же, спросишь ты, мне басня без морали?
Поверь, ты можешь сам продолжить дале.

Ну ладно. Так и быть. Жила-была Наталья.
И как-то раз,
рассудка не спросясь.
Решительно взяла и сиганула с крыши.
Мораль см. выше.

Thursday, September 15, 2016

doe

  1. Петроний. Сатириком.
  2. Житие протопопа Аввакума. (их надо читать вместе).
  3. Темные аллеи.
  4. Gareth King. Modern Welsh: a comprehensive grammar. (наиболее лингвистически корректный из)
  5. S.J.Williams. A Welsh grammar.
  6. Вiленьскi покер.
  7. Плаванье святого Брендана.
  8. Daniel Beer. The house of dead: Siberian exile under the Tsars.
  9. Сухбат Афлатуни. Гарем. Конкурс красоты (интереснее прочего). Лотерея Справедливость. Год Барана. И пр. В голове не удерживается.

Wednesday, August 24, 2016

doe

  1. Веджвуд. Тридцатилетняя война.
  2. М.Монтанари. Голод и изобилие: история питания в Европе.
  3. Бакленд. Цыгане.
  4. Халипов. Краткая грамматика валлийского языка.
  5. Ксенофонт. Киропедия.
  6. Школа для дураков.
  7. Фернан Мендес Пинто. Странствия.
  8. Хищные вещи века. (Годар запросто мог бы снять.)
  9. Серман. Стихи капитана Лебядкина и поэзия XX века.

Tuesday, August 16, 2016

Постороннее мнение об искусстве фотографии

Долгие годы у меня не было мнения о принадлежности фотографии к искусствам. Я почитывал Барта, разглядывал работы Родченки и Ман Рэя, а больше — домашние старые альбомы, но мнения не было, — и учение Барта о пуанте оставляло сильное ощущение, что он учит находить эстетическое удовольствие там, где его не предполагалось.

Но теперь я познакомился с работами Мирослава Тихого, и мнение у меня появилось.



Любое искусство, как кажется при взгляде на эту фотку, состоит в том, чтобы пропустить реальность через личность. Табуретка сама по себе малоинтересна. Табуретка в изображении Налбандяна — еще менее. Табуретка кисти Вермеера Дельфийского достойна отдельной выставки. Табуретка в исполнении Плисецкой собирает полный зал.

Поэтому теперь мне кажется, что Тихий — фотограф-художник, а остальные — нет. Всё что может нам предложить фотография за полтораста лет работы: оригинальный ракурс, прости господи, и нужный момент. Технический инструментарий фотографического искусства удивительно убог: советские фотографы намазывали фотобумагу клеем «Момент», чтобы сделать часть черно-белой фотки сепиевой. Но и остальные от них недалеко ушли: двойная экспозиция, калейдоскоп, коллаж. Ни в одном искусстве не сыщется такой скудости приемов. А, еще постановочная фотография! — живая картина.

Любой кто застал пленочную фотографию, знает — как много от себя можно добавить в процесс: поднять край листа, чтобы исказить проекцию, повредить эмаль, добавить еще одну линзу — никто этого никогда не делал. А вот этот дядька, Тихий, он пририсовывал рамочки, он дорисовывал по напечатанному снимку, он строит кривые линзы, сыпет пепел в фиксаж, его грязные пальцы везде. Это я понимаю: аналог грунтовки, личной манеры мазка, индивидуальной палитры и проч. У него много приемов, они в сумме создают узнаваемую, частную манеру, он показывает то, что хочет показать, а не скудные плоды сотрудничества линзы и матрицы.

С вами было маленькое категоричное мнение.

Wednesday, August 10, 2016

doe

  1. Делез.Складки: Лейбниц и барокко.
  2. Крижанич. Политика (1965).
  3. Юэ [Huet]: L'origine des romans.
  4. Симплициссимус.
  5. Утопия.
  6. Тилемахида (Тредиаковский)
  7. А.Бонч-Осмоловская, Б.Орехов. Некоторые методы применений корпусных методов к наивной поэзии. (Удивительное название!)
  8. И.П.Еремин. Драма-игра "Царь Ирод".
  9. В.В.Кушканов. Из истории народной драмы на горнозаводском Урале в конце XIX — начале XX века.
  10. Фольклорный театр (сост. Некрылова). М., 1988.
  11. Русская народная драма XVIII—XIX веков (сост. П.Н.Берков). Обе монографии текстологически очень слабы, ни слова о подготовке текстов, хотя понятно, что они воспроизводятся не в точности по публикациям. В целом, как можно видеть, народного театра, видимо, никакого не было, а были робкие первые шаги по переносу западной традиции через религиозные училища и т.п.
  12. Мабиногион.
  13. Неклюдов про наивную поэзию.
  14. hpmor

Saturday, July 23, 2016

doe

  1. Мьевиль. Законченный графоман, кажется. Очень логично, что все настоящие графоманы строем ушли в фэнтези.
  2. Донна Тартт. Щегол. Крайне посредственная книга в жанре романа про сироту. Так, на уровне Ф.Булгарина. Рядом с «Томом Джонсом» Фильдинга — полное убожество.
  3. Pynchon. Bleeding edge.
  4. Бэда Достопочтенный. Церковная история народа англов.
  5. Старикович. Самые обычные животные. [㎚]
  6. Каганов. Пуговицы. Кажется, худшее из написанного К. Поучительно видеть, как навыки пропагандиста сожрали даже любовь к метафорам.
  7. Дядгюшка Петрос и проблема Гольдбаха.
  8. Лю Чжэньюнъ. Я не Пань Цзиньлинь.
  9. Баудолино.
  10. М.П.Герасимов. Очень много воды, но иногда очень выразительные стихи, нп:

    Я — не нежный, не тепличный,
    Не надо меня ласкать.
    Родила на заводе зычном
    Меня под машиною мать.

    Пламень жгучий, хлесткий
    Надо мной свисал,
    Я электрическую соску
    Губами жадно присосал.

    В стальной колыбели качался,
    Баюкал бодрый гудок.
    У ног загорелых плескался
    Неугасающий грудок. [Я не понял, что это, но так везде.]

    Динамо, как волк над люлькой,
    Скалил огненный клык,
    Металл расплавленный булькал,
    Клубился вой и рык.

    Заматерелая ругань
    Шестерен и валов —
    В них звучал мне голос друга
    И материнский зов.

    Только люди в синем сыном звали,
    Я запомнил навеки ласковый лик,
    Смеясь, игрушки давали:
    Цилиндры, шатун, маховик.

    Когда подрос и с тачкой
    Мог один гулять,
    Дали ружье, патронов пачку —
    И пошли с баррикад стрелять.

    Я — не тепличный, не хрупкий,
    Опален пороховым огнем,
    Борьбы горящие кубки
    Хлебнул октябрьским днем.

Wednesday, July 13, 2016

doe

  1. О'Брайен. Поющие Лазаря.
  2. Арнхильд Лаувенг (ну и имя). Завтра я всегда бывала львом.
  3. С.Глезеров. Северные окраины Петербурга.
  4. Моя семья и другие звери, школа в кармартене, мир на земле, катнер итп.
  5. С.Преображенский. Логаэд адоний. Увлекательная статья про размер, стоящий за бродским "Вижу колонны замерших внуков" и держивинским "Снегирем". Всегда хотелось знать, почему Державин так сильно в рифмовке, счете стоп и размерах отклоняется от русской нормы, — в статье внятно показаны его связи с польской версификационной традицией.
  6. Дж. Бейли про фольклорный десятисложник. (Избранные статьи по русскому народному стиху.)
  7. Альфа и омега. Глава 84. (Совершенно невнятное чтение)

Saturday, July 2, 2016

eile

  1. А.П.Иванов. Стереоскоп. [㎚ зомби!] Я раньше не читал, а оказывается — такая крепкая основа для набоковского «Посещения музея»!
  2. П.Г.Половинщиков. Поток талантов и т.д.
  3. П.П.Малиновский. Помешательство. Много приятных цитат и историй, но характеристика любого недуга заканчивается указанием на то, что больные слишком прожорливы. [㎚]
    Бѣлая горячка отъ онанизма, сопровождаемая слабостію зрѣнія, не рѣдко разширеніемъ зрачка, болью въ затылкѣ, ослабленіемъ всего тѣла, блѣдностію кожи, нервнымъ пульсомъ и привычкою къ рукоблудію.
  4. П.И.Карпов. Творчество душевнобольных (1926). [㎚]
  5. Алексеев. Общественная жизнь евреев, их нравы, обычаи и предрассудки (1868).
  6. David Roskies. The genres of Yiddish popular literature 1790-1860. (1975). Not so strict classification, but a great review.
  7. В.Н.Топоров. Петербург и "Петербургский текст русской литературы".
  8. Ф.Глинка. Чепуховейшие стихи, но одна хорошая строчка обнаружилась: «Где-то в Прусской земле рядовые сидели и пили».

Saturday, June 18, 2016

מיינע העלדן: ל.פינקעלשטיין

.זלמן קייזען. לעקדיקאן פון יידישער ליטעראטור... באנד 3. ק.89

«Роман представляет собой образец безнадежнейшей сердцещипательной макаулатуры».

Thursday, June 16, 2016

eile

  1. א.מ.דיק. דער שווארצער האן. Айзик Меер Дик. Чорный петух. Правдивый рассказ о загадочном убийстве, бывшем раскрытым после многих тщетных стараний и прений посредством лишь чорного петуха.
  2. פרומע דרייזין. דער רוצח און די רוצחטע. 1875.
  3. Nathan Cohen. Sherlock Holmes in the Pale of Settelment (Yiddish crime stories 1860-1914) // Leket, 2012.
  4. ע.בלושטיין. דיא ווייבעל וויל א מיידיל ווערן.
  5. Хросвита Гандерсгеймская.
  6. Leo Wiener. The history of Yiddish literature in the nineteenth century. 1899.
  7. Жизнь и дѣла Риналдинiя Ринальдона, именитаго атамана разбойниковъ.. На русинском. Ужгород, 1897. «Скоро растворил окно турни, привязал конец веревочной лествицы и спустился. Уже видит и оружия воинов, но уже не возможно ему возвратитися. Воины, заметившие, что на белой стене башни чтось движется, подняли оружие, стрелили, — и Риналдон мертвый пал в глубину. Сяк погиб Риналдини Риналдон, именитый и страшный атаман разбойник!» Строго говоря, эта книга написана по-древнерусски.
  8. Давид Самойлов. Поэмы (Кломпус и тп.)
  9. Ю.А.Лабынцев, Л.Л.Щавинская. Народная литература белорусско-русско-украинского пограничья. М., 2009. (Очень скучно.)
  10. М.Кисилиер. О цаконском фольклоре.

Saturday, May 21, 2016

Очень краткий очерк истории русской фольклористики

Вступление

История русской фольклористики фундаментально описана в 2 книгах. Это «История русской этнографии» Пыпина и «История русской фольклористки» Азадовского. Сжатое изложение Азадовского доходит до 1900ых годов. Таким образом, последние 100 лет развития русской фольклористики запечетлены крайне фрагментарно: есть книги по отдельным персоналиям, какие-то сведения можно найти в предисловиях и статьях. Поэтому тем, кто хочет узнать подробнее о каких-либо людях, книгах или научных течениях, следует обратиться к последнему разделу — Библиографии.

Фольклористика определяется материалом, а не методами. Поэтому фольклорные исследования это: стиховедение, поэтика, история литературы, диалектология, театроведение и т.д.

При описании я выбрал условный мэйнстрим — полевые исследования, публикацию материалов, основные идеологии — те области, где был достигнут наибольший успех.

Этот очерк был написан давным-давно, в 2001, что ли, году для прикладных целей, а сейчас выложен просто так и без всяких обновлений.

XVIII век

В XVIII веке русская культура претерпела ряд изменений, в частности, была переориентирована на западно-европейские модели. Это позволило русским отстраненно взглянуть на свою культуру, сравнив ее с культурными эталонами Запада. XVIII век сформировал понятие «науки» в России.

Интерес к «отечественным древностям», «народному творчеству» возник под влиянием и отстранения, и заимствования общих моделей «науки» и «искусства».

Первыми вклад в изучение фольклора внесли филологи и литераторы (впрочем, в ту эпоху и тем и другим занимались одни и те же люди).

В основном они систематизировали и классифицировали фольклорные материалы, однако можно выделить 2 основные тенденции. Первой сделовали Чулков, Комаров, Курганов и др. Собрав материалы, они публиковали их, упорядочив каким-то образом тексты. Большая часть их продукции — это песенники, сборники сказок, собрания пословиц и т.п. Всё это массовая продукция, востребованная рынком. Тут же нужно оговориться: до появления светского книгопечатания подобные тексты имели широкое рукописное хождение (обычно, анонимное).

Были и работы иного типа. Иначе строили свои работы такие авторы как Попов. Ориентируясь на западно-европейскую модель, они старались уложить известные им сведения в рамки «мифологического словаря» и т.п. классических образцов (такова, например, попытка Ломоносова представить русскую нечисть в виде пантеона, аналогичного античным).

Особняком стоит энциклопедия Михаила Чулкова «Абевега русских суеверий». (Она не переиздавалась с 1786 г.) Это упорядоченное по алфавиту (поэтому «Абевега») собрание этнографических сведений и фольклорных текстов, принадлежащих народам Российской Империи. Русские обряды, песни, приметы расположены рядом с азиатскими, сибирскими и т.д. Насколько можно судить, большинство материалов достоверно, круг использованных источников не только широк, но и совершенно не изучен.

Так же нужно упомянуть о малочисленных, но серьезных исследовательских работах по фольклору: это труды В.Тредьяковского (о народном стихосложении), музыковедческие работы Н.Львова.

Впрочем, едва ли не раньше филологов за их дело взялись ученые, совмещавшие в себе географов, биологов и этнографов. Уже в 1755 г. вышло в свет «Описание земли Камчатки» С.П.Крашенинникова, где Камчатка (и отчасти Аляска) описаны с т.з. географии, геологии, зоо- и ихтиологии; при этом приводятся обширные сведения по этнографии и лингвистике: обряды — родильные, свадебные, охотничьи, похоронные и пр.; шаманизм, верования, материальная культура; сравнительные описания лексики и фонетики коряков, ительменов, эвенов, айнов (первый в мире айнский словарь).

XIX век

После публикаци «Слова о полку Игореве» (1800) и сборника былин «Кирши Данилова» (1818) возник устойчивый интерес к «народному творчеству» и с ним постепенно сформировалось собирательство. Существенно, что оба эти произведения — памятники письменной культуры, а не устной. Т.о. собирание фольклора возникло из давней традиции сбора старинных рукописей.

Общая картина собирательства 1820—1850ых гг. такова: авторы (В.И.Даль, Н.М.Языков, П.И.Якушкин, И.М.Снегирев) не имели строгих правил записи, более того, они сами были носителями фольклора, который записывали. Грань между собирателем и исполнителем, носителем была нечеткой. Якушкин, например, наряжался в крестьянскую одежду и сам пел песни. Задача отражения диалектной специфики речи, в целом, не ставилась.

Записывались не варианты, а обобщенный текст на основании нескольких исполнений, если проза, то близкий пересказ. Как правило, публикаторы получали тексты от местных собирателей (сельской интеллигенции) и редактировали их при издании. Степень аутентичности записей — приблизительная. Крайний пример — И.П.Сахаров, сначала подправлявший тексты исторических песен, затем сочинявший загадки, а потом уже целиком изобретавший источники — «рукопись Бельского» (см. «Историю русской фольклористики» Азадовского, стр. 356—362, и книгу В.П.Козлова в библиографии).

Отдельного рассмотрения заслуживает работа П.В.Киреевского: основа его собрания песен сложилось из переданных ему коллекций множества людей: А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, А.И.Соболевского — как показали исследования, аутентичность этих записей невелика. Между тем, программа полевых записей Киреевского преполагает запись всех песен (новых и старых, без личных предпочтений), фиксацию вариантов, точную передачу речи исполнителя. При первой публикации собрания (1848) эти правила были исполнены. Но при записи это зависело от доброй воли собирателя.

В 1870ые годы качество собирательства изменилось. «Народные русские сказки» (1855) Афанасьев сам не
записывал, а только пользовался присланными ему записями местных собирателей, систематизируя,
редактируя тексты. Однако, уже при выходе в свет этого собрания возникла печатная дискуссия между фольклористами о целесообразности редактирования: Ф.И.Буслаев писал «Песни и сказки и без того пострадали, переходя от поколения к поколению. Зачем же еще налагать руку на вековую работу целого народа?» А.Н.Пыпин возражал ему: «Собиратель имеет целью достигнуть до нормального вида произведений и поэтому не должен дорожить тем, что прибавлено одним лицом». (Цитаты по Л.Г.Бараг, Н.В.Новиков «А.Н.Афанасьев и его собрание народных сказок»// Народные русские сказки А.Н.Афанасьева. В 3 т. М., 1984. Том 1, стр. 379—426.)

Собрания Гильфердинга, Григорьева, и многих других сделаны уже принципиально иначе. Эти ученые организовывали экспедиции, целенаправлено собирали варианты (былин, сказок etc.), искали профессиональных исполнителей, публиковали сведения о каждом из них.

Первая публикация этого типа — трехтомник Гильфердинга «Онежские былины» (1873). Далее последовали собрания Ончукова, Рыбникова, братьев Соколовых, Астаховой (наиболее крупные и авторитетные собрания былин, исторических песен, сказок и т.д.) до 50ых годов XX века, когда эпические формы почти исчезли.

Большинство этих собраний упорядочено не по темам, а по сказителям (информантах), от которых записаны тексты. Т.о. можно видеть, что изменилось представление о том «что прибавлено одним лицом».

***

В середине XIX века начали активно формироваться научные школы. Принято выделять «мифологическую», «сравнительно-историческую», «историческую» и др. школы. «Сравнительно-историческая школа» связана с именами А.Н.Веселовского и Е.В.Аничкова. К «мифологической» школе (восходящей к братьям Гримм, В.Гумбольту и пр.) относят, прежде всего, Ф.И.Буслаева и А.Н.Афанасьева. На деле всё оказывается несколько менее классифицируемо: достаточно сказать, что Веселовский был учеником Ф.И.Буслаева. Тем не менее, Веселовский в первую очередь изучал структуру сюжета, заимствование, распространение сюжетов, сопоставляя русские и итальянские, немецкие, кельтские и пр. тексты (как фольклорные, так и литературные).

Афанасьев ставил во главу угла индоверопейскую языковую реконструкцию. Он автор сопоставительных
исследований по мифологии славян (с привлечением балтийского языкового материала) и составитель научного издания «Народных русских сказок». Буслаев так же был «мифологом» в том смысле, что видел в «мифе» праоснову поздних обрядов, верований или песен. Но его методы менялись в зависимости от материала. (Подробнее о «мифе» в фольклористике XIX в. см. в книге Топоркова)

Особняком стоит «историческая школа» Вс.Ф.Миллера и его ученика — А.В.Маркова, искавшая исторические прототипы событий, описанных в фольклоре (в XX веке в этом русле писал Ю.М.Соколов).

Все эти направления объединяло внимание к эпическим произведениям: былинам, историческим песням, духовным стихам, в меньшей степени, сказкам. Заговоры, причитания, романсы не пользовались таким интересом.
(В качестве исключения можно указать работу Л.Н.Майкова «Великорусские заклинания», СПб., 1869.)

Важно, что толчок к развитию фольклористики далосравнительно-историческое языкознание,
фактически, самая сильная тогда — школа младограмматиков. После эта связь становится еще прочней.

***

К концу XX в. уже существовало множество организаций, где собирался и изучался фольклор: Отделение русского языка и словесности Академии наук, Песенная и Сказочная комиссии при Русском географическом обществе, Общество любителей естествезнания, антропологии и этнографии (при Московском университете), Этнографическое бюро кн. В.Н.Тенишева и пр. Они накапливали, описывали, систематезировали материалы, публиковали исследования и финансировали экспедиции (популярная книга Максимова «О нечистой силе» целиком построена целиком на материалах Тенишевского архива).

Можно представить себе огромное поле деятельности, общее организационно и разнообразное в методах и интересах: на одном краю был Гильфердинг в Архангельске, на другом — Миклухо-Маклай в Папуа Новой Гвинее (оба — члены Русского географического общества).

XX век

Рубежом резких изменений фольклористики можно назвать 1910-ые годы. Именно тогда возникают работы, не зависящие от идеологий XIX века, и опирающиеся на огромные своды материалов по этнографии и фольклористике, накопленные во второй половине XIX века и, что немаловажно, на четкие методы полевой работы.

В.Я.Пропп, Д.К.Зеленин (одним из первых он обратил внимание на частушки, см. в библиографии его «Песни деревенской молодежи...»), П.Г.Богатырев (первый русский исследователь народного театра).

Среди работ Зеленина особенный интерес представляет диалектологическое исследование «Великорусские говоры...» (см. Библиография), где этнографические и исторические сведения служат основой для описания русских говоров.

Одновременно, исследователи стали обращать внимание на более широкий круг материалов, уже не ограничиваясь сказкой и эпическими песнями. Началось изучение «детского фольклора», в т.ч. игрового — Г.С.Виноградов создал собственную школу, появились работы Покровского.

В 1920—30 годы выдвинулась на передний план «школа братьев Соколовых». Они учитывали и описывали новые формы, городской фольклор, издали, в частности, учебник «Фольклор как особая форма творчества» (1929). Нельзя сказать, что это знаковое произведение и т.п. но в нем: разводятся фольклор (коллективное) и литература (индвидуальное) творчество, и, соответственно, авторы настаивают на разделении методов исследования. Творчество и бытование не раздельны, так как цензура коллектива определяет жить произведению или нет. Соколовы предлагают структуралистский подход к изучению фольклора, перепределяя применительно к нему Соссюровские понятия langue и parole.

Зеленин, Пропп, Богатырев печатались и преподавали, но их работы оказались на периферии и полностью реализовались только в 1960-ые годы, во время расцвета структурализма. (Одна из наиболее значительных работ Зеленина «Восточнославянская этнография» вышла в свет в Германии [на немецком] и на русском была издана только в 1991.)

Сталинская идеология выдвинула очень строгие требования к «народному творчеству», отсюда огромные количества сфабрикованного материала: частушки, воспевающие колхозы, «новины» сказительницы Крюковой о Ленине, Сталине и маршале Клименте Ворошилове. Кроме того, советская власть оказалась ещё более целомудренной, чем царская цензура, и любые тексты с матерными выражениями, непристойными действиями не записывались и не публиковались. Из-за этого мало изучался обрядовый и игровой фольклор, частушки «с картинками» (а их большинство) и масса всего другого, поскольку в фольклоре трудно найти область, совсем лишенную непристойных мотивов. А если такая область и найдется, то непременно окажется насквозь религиозной (духовные стихи).

Другой причиной упадка фольклористики в 1930—1950ые стало официальное насаждение в языкознании «новой науки о языке» или «яффетидологии» Н.Я.Марра. Сравнительно-историческое языкознание было отодвинуто, а структурализм попал под запрет и это сказалось на фольклористике, связанной с языкознанием методологией и материалом.

***

UPD: Сравнивая три века существования русской фольклористики, можно заметить еще одну значительную перемену, произошедшую в 1920ые годы. В XVIII в. фольклористика была плотью от плоти народной литературы: публикуемые материалы народом же и потреблялись. В XIX веке собрания фольклорных текстов стали оказывать сильнейшее влияние на высокую культуру, и Пушкин, и Гоголь брали за основу опубликованные записи, собрание сказок Афанасьева воздействовало на представления целых поколений о народной культуре. Большинство собраний второй половины XIX в. созданы усилием множества активистов на местах, вовлеченных в собирательскую работу. В 1910ые гг. фольклористка Елеонская привозила поморского сказителя Рябинина исполнять былины в концертных залах, продавая билеты как на обычное представление. Всё это стимулировало как интерес к народной культуре, так и самое народную культуру.

Начиная же с 1920ых годов русская фольклористика становится академической дисциплиной, оторванной от широкой аудитории. Количество сборников сказок и песен неуклонно уменьшается, они уже не адресованы широкой публике. Те, что возникают, стоятся не на свежем полевом материале. Вскоре основным жанром дисциплины становится научная статья, из которой со временем исчезает и самое имя исполнителя, рассказчика, информанта. Публикуемые научные работы уже не могут вернуться в среду, из которой взят материал. Фольклористы начинают чувствовать себя совершенно изолированными от фольклора. Такое состояние сохранится до 1990ых годов.

***

Во второй половине 1950ых годов стали активно печататься исследователи, вскоре объединившиеся
вокруг знаменитой «Московско-Тартусской Семиотической Школы». В ее семинарах участвовали В.Я.Пропп, П.Г.Богатырёв, Р.О.Якобсон, Е.М.Мелетинский и Б.А.Успенский, В.Н.Топоров, Вяч.Вс.Иванов, Ю.М.Лотман, Н.И.Толстой и многие другие. Лингвисты и семиотики оказали существенное влияние на современную им фольклористику, т.к. общая семиотика была в тот момент наиболее активной и популярной из дисциплин. Лингвисты, как и в 1860ые, использовали в своих работах фольклорные материалы, т.е. фактически занимались фольклористикой.

Та же Московско-Тартусская школа способствовала объединению учёных разных поколений и введению в научный оборот забытых работ XIX—XX веков (подробнее, см. в книге Топоркова).

Особняком стоит имя Пермякова, создавшего структурную паремиологию.

Наконец, нужно заметить, что с Тартусским университетом связаны фамилии таких современных исследователей как С.Ю.Неклюдов, А.Ф.Белоусов, А.К.Байбурин, Г.А.Левинтон.

Конец XX — XXI век

С третьей четверти XX века русская фольклористика почти полностью переменила предмет исследования. Если раньше в центре внимания были крупные эпические формы, то с 1970ых годов всё активнее изучались и собирались: паремии (от считалок до анекдота), городской фольклор речевых жанров (от сплетен до биографии), графитти, «наивная» поэзия и проза. С одной стороны, это было связано с исчезновением традиционного фольклора, а с другой — с ростом интереса к общей семиотике.

Всё это исподволь привело к пересмотру самого понятия «фольклора», и соответственно методологии. Таким образом возникли «Виртуальная мастерская» Неклюдова (Москва) с семинаром по «спонтанным жанрам», «Антология школьного фольклора» Белоусова (Петербург), ежегодные конференции «Мифология и повседневность» Богданова и Панченко (Петербург).


Литература:

Азадовский М.К. История русской фольклористики. М., 1963.

Иванова Н.Г. Русская фольклористика начала XX века в биографических очерках: Е.В.Аничков, А.В.Марков, Б.М. и Ю.М.Соколовы, А.Д.Григорьев, В.Н.Андерсон, Д.К.Зеленин, Н.Е.Ончуков, О.Э.Озаровская. СПб., 1993.

Козлов В.П. Тайны фальсификации. М., 1994, второе изд.: М., 1996 (о И.П.Сахарове стр. 199—207; библиография: стр. 268—269.)

Пыпин А.Н. История русской этнографии. СПб., 1890--1892.

Российские фольклористы: Справочник. М., 1994.

Русский фольклор: Библиографический указатель. 1945--1959. Л., 1961 etc.

Соймонов А.Д. П.В.Киреевский и его собрание народных песен. Л., 1971.

Соколов Ю.М. Русский фольклор. М., 1938.

Топорков А.Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века. М., 1997.

Шкловский В.Б. Чулков и Левшин. Л., 1933.

Материалы:

Астахова А.М. Былины Севера. /Сост. Астахова А.М. т.1, М.-Л., 1938; т.2, Л., 1951

Астахова А.М. Былины Печоры и Зимнего берега (новые записи). /Сост. Астахова А.М. М.-Л., 1961.

Афанасьев Александр Николаевич. Народные русские сказки. М., 1855. Переизд.: М., 1984, 1985. /отв. ред. К.В.Чистов, Э.В.Померанцева.

Афанасьев А.Н. Русские заветные сказки. Женева, 1872. Множество переизд., например: М., 1992.

Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифологическими сказаниями других народов. М., 1865—1869. Т.1—3.

Богатырев Петр Григорьевич. Вопросы теории народного искусства. М., 1971.

Быт великорусскх крестьян-землепашцев: описание материалов этнографического бюро кн. В.Н.Тенишева (на примере Владимирской губернии). /сост. Б.М.Фирсов, И.Г.Киселев. СПб., 1993.

Гильфердинг А.Ф. Онежские былины. СПб., 1873. переизд.: М.-Л., 1949.

Григорьев Александр Дмитриевич. Архангельские былины и исторические песни, собранные в 1899-1901 гг. т.1, СПб., 1904; т.2, Прага, 1939; т.3, М., 1910.

Даль Владимир Иванович. Пословицы русского народа. М., 1861—1862. Переизд.: М., 1957. М., 1984.

Зеленин Дмитрий Константинович. Песни деревенской молодёжи, записанные в Вятской губернии. Вятка, 1903.

Зеленин Д.К. Избранные труды. Очерк русской мифологии: умершие неестественной смертью и русалки. М., 1995.

Зеленин Д.К. Великорусские говоры с неорганическим и непереходным смягчением задненебных согласных. СПб., 1913.

Зеленин Д.К. Великорусские сказки Пермской губернии. СПб. 1914.

Зеленин Д.К. Великорусские сказки Вятской губернии. СПб. 1915.

Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М., 1991. Первоиздание: Russische (Ostslavisсhe) Volkskunde. Berlin, Leipzig, 1927.

Калайдович К. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым и вторично изданные с прибавлением 35 песен и сказок, доселе неизвестных, и нот для напева. М., 1818. Переизд.: М., 1977 /под ред. Б.Н.Путилова.

Киреевский Пётр Васильевич. Русские народные стихи. М., 1848.

Киреевский П.В. Собрание народных песен П.В.Киреевского. Л., 1983.

Крашенинников Степан Петрович. Описание земли Камчатки. СПб., 1755. Репринтное переиздание: СПб.-Петропавловск-Камчатский, 1994.

Курганов Николай Г. Письмовник, содержащий в себе науку российского языка со многим присовокуплением разного учебного и полезнозабавного вещесловия. Ч.1 Сбор разных пословиц и поговорок. Ч.2 Светские песни или дело от безделья.

Львов Николай Александрович. Сборник русских народных песен с их голосами. На музыку положил Иван Прач. СПб., 1790. Перезд.: М., 1955.

Марков Алексей Владимирович. Беломорские былины, записанные А.Марковым. М., 1901.

Максимов Сергей Васильевич. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1903. Переизд.: СПб., 1994.

Мифология и повседневность: материалы научной конференци 24—26 фев. 1999. СПб. 1999. Вып.2.

Ончуков Николай Евгеньевч. Печорские былины. СПб., 1904.

Ончуков Н.Е. Северные русские драмы. Сборник Н.Е.Ончукова. СПб., 1910.

Пермяков Г.Л. От поговорки до сказки (заметки по общей теории клише). М., 1970.

Пермяков Г.Л. Пословицы и поговорки народов Востока. М., 1978. Переизд.: М., 2001.

Покровский Е.А. Детские игры, преимущественно русские. СПб., 1895. (репринтное переизд.: СПб., 1994)

Попов Михаил Иванович. Описание славянского баснословия. 1767.

Пропп Владимир Яковлевич. Морфология волшебной сказки. Л. 1928. Переизд.: М., 1969.

Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1946. Переизд.: Л., 1986. СПб., 1996.

Рыбников П.Н. Песни собранные П.Н.Рыбниковым.

Соколовы Борис Матвеевич, Юрий Матвеевич. Сказки и песни Белозерского края. М., 1915. переизд.: СПб. 1999.

Федотов Г. Стихи духовные (русская народная вера по духовным стихам). М., 1991.

Чулков Михаил Дмитриевич. Пересмешник или словенские сказки. Ч.1—4. М., 1766—1768.

[Чулков М.Д.] Русские сказки, содержищие древнейшие повествования о славных богатырях, сказки народные и прочие, оставшиеся через пересказывания в памяти приключения, в 10 частях. М., 1780—1783. (Также приписывается Левшину В.А.)

Чулков М.Д. Собрание разных песен. т.1—4, 1770—1774, переизд. 1776., переизд.: СПб., 1913.

Чулков М.Д. Словарь русских суеверий. 1782. 2е издание в 1786 под назв.:

Чулков М.Д. Абевега русских суеверий, идолопоклоннических жертвоприношений, свадебных простонародных обрядов, колдовства, шеманства и проч. M., 1786.

Школьный быт и фольклор: учебный материал по русскому фольклору. В 2-х ч. /сост. А.Ф.Белоусов. Таллинн, 1992.

Friday, May 13, 2016

eile

  1. Пу Сун Лин. Рассказы Ляо Чжая о необычном.
  2. בובה בוך פון אליה לוי.
  3. מאנגער: האצמאך-שפיל
  4. J.Berkowitz. Shakespear on the American Yiddish Theater.
  5. New joys of Yiddish. (Drek, as we suspected.)
  6. U.Weinreich. Seven genders in Yiddish.

Thursday, May 12, 2016

täna: Joseph

Двухактная пьеса XVIII в. на идише об Иосифе Прекрасном: מכירת יוסף (и там же גדולת יוסף). Каждый акт представляет собой отдельное произведение: 1. Ссора с братьями, продажа в Египет. 2. Встреча с братьями в Египте. Между ними — волнующий зазор, впрочем, заполненный старо-идишской поэмой «Иосиф Праведный» (יוסף דער צדק).


Устроено очень интересно. Ремарки на иврите (как у англичан на латыни). И часть текста тоже на иврите.

Чудесный польский идиш в удивительной гебраизированной орфографии.

Далее просто выписки (в стандартизированной орфографии, если она не входит в противоречие с рифмовкой).

,נפתלי: לאָזן מיר גיין און ניט בלײַבן
וועלן מיר די שאָף צום וואסער טרײַבן
[ז.12]

Иосиф приходит разнюхивать:
ז.14:
!יוסף: פריד צו אײַך ברודער
?מײַן אלטער פאָטער האָט מיך געשיקט געוואָר (?)ווערן צי איז צווישן אײַך ניט קיין גערודער

Леви выражает общее недовольство надзором:
ז.14:
,לוי: איך שלאָג דיר דײַן קאָף אין דער ערד
.די עוכר ביסט אזוי ווערט
אזעלכער קליינער יונג
.זאָל האָבן אזא פאלשע צונג

Братья решают продать Иосифа, а не убивать:
ז.19:
אָבער דאָס איז דער בעסטער אופן —
.מען זאָל אים פארקויפן

Иосиф возмущается в мешке:

[Цит. по: М.Гольдман. Музыка пуримшпилей // Из истории еврейской музыки в России. СПб., 2001. С.37-63. Оригинал нотной записи (в коллекции М.Я.Береговского, в составе машинописи 5го тома "Еврейского музыкального фольклора"): Российский институт истории искусств. Ф.45. Оп.1. Д.13. Л.122.]

Иосиф недоволен тем, что его продали чужеземным Мидянам, они и на идише-то не говорят:
Ax, got! far dir loz zajn majn buter gevejn.
Majni bruder hejsn mir mit azelxe mentšn gejn,
vos ken zejer lošn nit farštejn. (z.21)

Иосиф обращается к матери Рахели, проезжая с Мидянами мимо ея могилы:
ז.22:
,ווי שלעכט איז צו מיר, און ווי ביטער איז צו מיר
.איך בין פארטריבן געוואָרן יונגהייט פון מיר
מוטער=מוטער, טוא צו גאָט שוועבן
,און בעטן פאר מיר מיין לאנג לעבן
און פרעג — אויב עס איז אזוי רעכט
?איין ברודער זאָל דעם אנדערן פארקויפן איין קנעכט

С.23. Йосиф молится на могиле матери Рахели, Мидянин его отгоняет:

,מידן: ...הײַנט זאָגט ער צו דעם שטיין מוטער
מאָרגן וועט ער זאָגן צו איין האָלץ פאָטער.
!גיי אוועק פון דעם אָרט
!און רייד מער ניט קיין וואָרט
— ווען ניט
!וועט פארגאָסן ווערן דײַן בלוט
[Видимо, так рифмуется: ניט\בלוט]

Нафтоли, якобы, раскаивается:

ז.27:
,ווינט און וויי אויף מיינע יאָר און טאָג
!עס איז אוף מיר אוסגעגאנגען א ביטערע קלאָג

Монолог Иакова, узнавшего о гибели сына:

ז.27:
,דאָס העמדל האָב איך געטאָן גאנץ גיך דערקענען
...א ביטערע שטראָף מען וועט מיך אין גיהנם ברענען

ז.28:
,מען האָט מיר אויסגעשניטן פון לײַב
!ער איז געשטאָרבן און האָט ניט געלאָזט קיין קינד און קיין ווײַב
,וויי געשריגן, איך האָב מיט אים געלערנט תורה זייער געטרײַ
.והלך בלא בנים נקרא מת ולא חי

ז.29:
מיט א ביטער קול וועל איך שרײַען אזוי ווי איין לעמפערט
ביז איך וועל ווערן געענטפערט
(это просто офигительно!)

ז.30:
,מן הסתם האָב איך ניט געטאָן כדת נאָר שפיקולירן
.אצינד וועט מען מײַן נשמה אין גיהנם פירן
(Первую строчку я не понимаю, но всё равно потрясает.)

Яков разговаривает с волчицей:

ז.31:
:יעקב אומר להחיה, יערב זאָגט צו דער חיה
,[איך וועל דיך ניט לאָזן צו ריא [=רו
.זאָג מיר מדוע אָלכת את יוסף בני
,מיט ביטערע צרות האָסטו מיך דערדרוקט
?פאר וואָס האָסטו מיין זון פארצוקט

Волчица отметает эти обвинения:

,וויי איז מיר וואָס איך טו פון דיר אזעלכע ווערטער הערן
.אויף מיינע צרות טוסט דו נאָך מערן
,פון א ווײַט לאנד בין איך אהער געקומען גיך און געשווינד
.וואָרן עס איז מיר פארלוירן א צוטערוג (?) קינד
<...>
,עשרה ימים לא אָכלתי ולא שתיתי
בנך יוסף לא ראיתי
<...>
,איך בין איצט אין דיין האנט ,ווילסט מיר אוועקנעמען מיין לעבן
!נאָר וועסט מוזן דין וחשבון אויפגעבן
<...>
דיין תפלה וועט הש"י בודאי צוהערן
.און וועט דײַן זון צו דיר אומקערן


ענדע די ערשטע טייל



II ACTUS: (по сути, отдельная вещь)

ז.35:
:ויען שמעון ויאמר) הם שמעון געענטפערט און געזאָגט
,מיר זײַנען ערלעכע לײַט
.און פון כנען גאנץ ווײַט
,מיר זײַנען געקומען קויפן תבואה פאר געלט
.באווײַל עס איז א הונגער אויף דער וועלט

(ז.36 (יוסף זאגט:
[Йосиф рассказывает братьям сон (намекает):]
,האָב איך געזען איין זקן אין פאליץ שטיין
.און ער האָט געוויינט מיט א גרויס געוויין
,ער איז געשטאנען מיט דעם פנים צו דער וואנט
.און איין העמדל מיט בלוט האָט ער געהאלטן אין דער האנט

ז.37 (монолог Иегуды тихим голосом и с неожиданной метафорой, в которой слышится усталость:)
,מיר זײַנען אצינד אין א גרויסע צרה
.אויף אונזערע זינד זאָל דאָס זײַן א כפרה
,אונזער טאטע איז אלט הונדערט און דרייסיק יאָר
:און פון זיין ווײַב רחל האָט ער נאָר געהאט איין פאָר
,איינער איז געווען דער שענסטער
...איז ער ארויס פון אים אזוי ארוך פון פענסטער

ז.39: [Йосиф диктует условия.]
...און איינער זאָל ביי מיר אין דער תפיסה

Saturday, April 30, 2016

eile

  1. M.Weinreich. History of Yiddish language.
  2. A.Beider. Origin of Yiddish (2012).
  3. А.Карив. Переводчик.
  4. Пушкин. Метель.
  5. Гоголь. Ночь перед Рождеством.

Thursday, April 21, 2016

Опыты

Der braver soldat Švejk tret arajn in der velt-milxome [heb. 'war']

—Hobn zej šojn avekgepatert [heb. 'make die'] unzer Ferdinandn, — hot di dinstmejdl ongezogt di bsure [heb. 'news'] dem her Švejk, vos iz šojn mit etlexe jor curik opgelozn gevorn fun militer-dinst, vajl a mediciniše komisie hot anerkent, az er nit in gancn bajm zinen. Ict hot Švejk gehandlt mit hint, mit mijuse [heb. 'ugly'], nit kejn rasige, gor er flegt felšn zajer juxes [heb. 'pedigree'] un farkojft zej far gute.

Xuc [heb. 'besides'] ot [slav.] der hojpt-parnose [heb. 'job'], hot er nox gelitn fun remates, un grod in jener minut hot er zix ajngeribt di kni mit opoldekok.

—Vos iz dos far a Ferdinand, froj Miler? — hot Švejk gefregt, rajbndik mit hasmode [heb. 'accuracy, diligence']. —Ix ken cvej Ferdinands. Ajner, vos dint far a gehilf bajm provizor Pruša; er hot ajn mol ojsgetrunken al pej toes [heb. 'by mistake'] a flešele refue [heb. 'medicine, cure'] cum hor-vaksn. Vajter ken ix Ferdinand Kokoška, dos is der, vos klejbt hintiše mist. Af bejdn a rejne košere kapojre [heb. idiom 'deservered it']!

—Vos red ir, her! Ix red vegn erc-hercog Ferdinand, jenes fetn, frumen erc-hercog, vos hot gevojnt in Konopišt.

—Hejlike Maria, — hot ojsgešrien Švejk, — Erst a majse [heb. 'story']. Vu hot dos im getrofn, dem erc-hercog?


—In Sarajevo, zej hobn im deršosn fun a revolver, er iz geforn mit zajn froj, der erc-hercogin, in avtomobil.

—Ot dos iz di majse, vos in avtomobil, froj Miler! Aza adn [heb. 'mister'] ken zin dos farginen un tut afilu [heb. 'even'] nit a kler, az aza špacir in avtomobil kon hobn a vistn sof [heb. 'end']. Dos hobn nit anderš di terkn opgeton! Nit badarft ba zej cunemen ot [slav.] dos Bosnie un Hercegovine. Vos že [slav.] helft dos, froj Miler? Iz der erc-hercog, hejst dos, šojn in gan-ejdn [heb. 'paradise']... Iz vos, hot er zix lang gemučet [slav.]?

—Nejn, zajn hohajt iz anf ort geven ojs, ir vejst dox alejn, a revolver iz nit kejn špilxl! Ot [slav.] hot ba unz anustn in Guslo getrofn a majse, ejner a menč hot genumen špiln zix mit a revolver, hot er cešosn di gance familie un farajns ojx dem dvornik [slav.], vos iz gekumen cu lojfn a kuk ton, ver es šist dort in numer draj.

—Un ix vel ajx zogn, froj Miler, az faran revolver, vos konen bešum ufn [heb. 'no way'] nit ojsšisn, xoč [slav.] cerejs zix. Faran azelxe sistemes. Farštejt zix, farn erc-hercog hot men geklojft šojn ajn mol a revolver. Un ix vil zix vetn, az der menč, vos hot dos geton, hot zix speciel ojsgepuct culib dem. Di majse iz, vos es iz gor nit azoj pošet [heb. 'simple'] cu šisn an erc-hercog. Vorem vi kumt men cu im cu? In cerisene malbušim [heb. 'rugs'] kom men im nit derlangen. Do muz men šojn onton a cilinder-hut, a pare(e) [heb. Pharaoh] zol dix nit xapn.

—Es zejnen geven zejere etlexe.

—Dos farštejt zix fun zix alejn, — hot opgeentreft Švejk, un farendikt zajn masaž. —Ojb ir volt gehat xejšek [heb. desire] cu derhargen [heb. murder] an erc-hercog oder dem kejser...





The Yiddish text from here. Transcription is based on Standard Yiddish, though printed text does not make difference between [aj] and [ej] (which in SY exists).

Tuesday, April 19, 2016

א זאמלונג

***
אין מדינה פראנקערייך
,שווינט א ציגל איבערן טייך
:שווימט און זינגט דאס פראסטע ליד
«!איך בין חפץ, דו ביסט ניט»

***