Sunday, October 9, 2016

Собрание давних басен

ПОЭЗИЯ И ПРАВДА

Однажды некий башнелюб-эротоман
преследовал среди саванн
жирафиху младую.
Улещивал ее на сто ладов,
был даже к брачным отношениям готов;
она же — ни в какую:
«Я-де не башня, я — жирафа, я — маммала!»
Ему ж и горя мало:
«Ах, контрфорсики! ах, фермочки! фасад!
Вы мне желанны».
И барышню довел ведь, гад! —
самосожглась среди саванны.

В чем тут мораль? Мораль тут не нова,
да узрит зрячий:
действительность есть только кружева
под грязным сапогом мечты бродячей.


СУКА И ПОВОД

Прощаясь с Сукой, Поводок
слез горьких изливал поток.
Объятия размыкая,
он говорил: «Друзей переменя,
ты будешь сучечка всё та же без меня,
я ж без тебя — лишь тряпка жалкая какая.

Хотел бы я быть твой намордник, чтобы щёк
твоих и губ твоих коснуться.
Хотел бы я быть блюдце...»

Он говорил и говорил, и говорил, и говорил ещё
всё прочее такого рода.
Все чувства он излил, ни разу не солгав.
А сучечка в ответ лишь: Гав да Гав.

Да-а-а,
такова
уж сучкина порода.


ЭЛАБОРАЦИЯ Г-НА ЛАФАНТЕНА

Ягненка волк любил сильней от часу час
Ягненок ветрен, волк — привязан не на шутку.
Ходил за ним. Берег. Жил, не спуская глаз.
Как пастырь истинный ягненка пас.
И ближе быть хотя — прижал к желудку.

Но близость ведь и ближе есть.
Уста к устам.
И начал волк ягненка есть.
Уже янгенок там,
где органы нутра. Печенка. Селезёнка.

Однако ж волк и так не удержал ягнёнка.


ГОРЛИНКА В СЕТЯХ

Однажды горлинка, резвяся и играя
порой беспечной мая,
во сети паука попала ненароком...
И поведение её ей вышло боком.
Сие да будет же всем грубецам уроком:

Так, горлица моя, играя и резвясь,
во сети паука невольно угодила:
бедняжка мечется — ей во сетях немило;
Паук же, между тем, вещей осмысля связь,
и догадавшись, что за птица
в его сетях, скорей спешит
сретать ея, притом кричит:
Ах! горлинка, ох, чаровница!
Ты по нелепости судеб в моих сетях!

Вдруг горлинка в ответ: Пошел ты на х!
Расставил сети где ни попадя, .....!
..... твоя мать, проклятый ты ...!
Чтоб в ухо тебя слон .......!
и чтоб со всех сторон .....!

То слушая, Паук был изумлен,
он был любитель пенья птиц, из коих в плен
его одна попалася сегодня.
Он выпустить ея желал.
Но бранью этой поражен, сказал:
«Певица, ты ругаешься как сводня!
Грубее дятла ты, и тучного клопа!
Так и людей не обругается толпа!
Такого и червяк не скажет слова,
когда его попрал ботинок рыболова!
Я выпустить тебя всего хотел,
но, право, слушая, оторопел...
Нет, вижу я, урок тебе, певица, нужен»
— сказал паук.

И принялся за ужин.


БАСНЯ О ПРЫЩАХ И БЕССМЕРТИИ

Однажды, плавая в рассоле, корнишон,
был отвлечен от философских размышлений,
быв извлечен и надкушон.
Вот так
не состоялся гений.

Мораль:
Прыщи для щастья не помеха.
Но всё ж и не залог успеха.


БАРСУК И ШВАБРА ОСЬМИНОГА

Был Осьминог прижимист, тороват
и при осьми ногах дела легко бы мог бы ладить,
и, будучи купцом, давно б уж был богат,
да только у него был брат
(Барсук). И брат
сумел ему подгадить.

А надо вам сказать,
что Осьминог был душечка — такой чистюля:
грязна кастрюля — вымоет кастрюлю...
И пол любил он подметать.
Для этого имел он швабру.
Читателя таскать не стану я за жабру
в намереньи нелепом объяснять,
что «швабра» есть предмет для чистки полу...
Легко глазницы опустивши долу
читатель швабру сам узрит.
Поскольку швабры узнаваемы на вид.

Так вот, Барсук (а если кто из вас
вопросом «швабра — вас из дас?»
прервет рассказ,
отвечу я, что швабра [это слово
пришло из франкских языков]
не тоже, что «ремень», не тоже, что «подкова»)...
о швабре смысл таков —
хотя на вид она напоминает бровь,
но в Осьминоговых руках плясала
всю пыль собою подметала
(для этого она и служит нам не мало).
Однако же вернемся вновь
к рассказу, прерванному этой самой шваброй,
которая...

и так далее до потери пульса.


ПОПУГАЙ И КОРАБЛЬ

Раз попугай, раскашенная птица,
бия крылами, пролетал близ корабля.
Дерзнув на рею опуститься,
он закричал: «Чего ты для
стоишь как увалень, на месте?»
Хоть он спросил без слова лести,
корабль ему не отвечал
затем, что корабли безмолвны.
И точно такожде — причал,
канат, барометр, астролябия и волны.


БАСНЯ ОБ АВТОРСКОЙ РЕШИТЕЛЬНОСТИ

Не буду воду лить, не буду лить елей,
а сразу перейду к морали.
Решительность есть матерь пиздюлей.
Зачем же, спросишь ты, мне басня без морали?
Поверь, ты можешь сам продолжить дале.

Ну ладно. Так и быть. Жила-была Наталья.
И как-то раз,
рассудка не спросясь.
Решительно взяла и сиганула с крыши.
Мораль см. выше.

2 comments:

Kirill Kinnari said...

Спасибо! Остроумно, местами даже очень хорошо.

im said...

Ваше мнение нам совершенно не важно!